Нравственная проблематика произведений трифонова городская проза

В 50-80 годах расцвел жанр так называемой «го­родской» прозы. Эта литература прежде всего обра­щалась к личности, к проблемам повседневных нрав­ственных отношений.

Кульминационным достижением «городской» про­зы стали произведения Юрия Трифонова. Именно его повесть «Обмен» положила начало циклу «город­ских» повестей. В «городских» повестях Трифонов писал о любви и семейных отношениях, самых обыч­ных, но вместе с тем мнргосложных, о столкновении разных характеров, разных жизненных позиций, о проблемах, радостях, тревогах, надеждах обычного человека, о его быте.

В центре повести «Обмен» довольно типичная, за­урядная жизненная ситуация, которая тем не менее вскрывает очень важные нравственные проблемы, возникающие при ее разрешении.

Главные герои повести — инженер Дмитриев, его жена Лена и мать Дмитриева — Ксения Федоровна. Их связывают довольно непростые отношения. Лена никогда не любила свою свекровь, более того, отноше­ния между ними «отчеканились в форме окостенев­шей и прочной вражды». Ранее Дмитриев проза часто заво­дил разговор о том, чтобы съехаться с матерью, жен­щиной пожилой и одинокой. Но Лена всегда бурно протестовала против этого, и постепенно эта тема в разговорах мужа и жены возникала все реже, потому что Дмитриев понимал: ему не сломить волю Лены. Кроме того, Ксения Федоровна стала неким инстру­ментом вражды в их семейных стычках. Во время ссор часто звучало имя Ксении Федоровны, хотя вовсе не она служила началом конфликта. Дмитриев упо­минал о матери, когда ему хотелось обвинить Лену в эгоизме или черствости, а Лена говорила о ней, стре­мясь надавить на больное или просто съязвить.

Говоря об этом, Трифонов указывает на процвета­ние неприязненных, враждебных отношений там, где, казалось бы, всегда должно быть только взаимо­понимание, терпение и любовь.

Основной конфликт повести связан с тяжелой бо­лезнью Ксении Федоровны. Врачи подозревают «са­мое худшее». Вот тут-то Лена и берет «быка за рога». Она решает срочно урегулировать вопрос об обмене, съехаться со свекровью. Ее болезнь и, возможно, при­ближающаяся смерть становятся для жены Дмитрие­ва путем к решению квартирного вопроса. О нравст­венной стороне этого предприятия Лена не задумыва­ется. Услышав от жены о ее страшной затее, Дмитриев пытается заглянуть ей в глаза. Пожалуй, он надеется найти там сомнение, неловкость, винова­тость, но находит только решимость. Дмитриев знал, что «душевная неточность» его жены обострялась, «когда вступало в действие другое, сильнейшее каче­ство Лены: умение добиваться своего». Автор подме­чает, что Лена «вгрызалась в свои желания, как буль­дог» и никогда не отступала от них, пока они не осу­ществлялись.

Сделав самое трудное — сказав о задуманном, Лена действует очень методично. Как тонкий психолог, она «зализывает» мужу ранку, добивается примирения с ним. А он, страдая от безволия, не может, не умеет противостоять ей. Он отлично понимает весь ужас происходящего, осознает цену обмена, но не находит в себе сил чем-то воспрепятствовать Лене, как некогда он не нашел сил примирить ее со своей матерью.

Миссию сказать о предстоящем обмене Ксении Фе­доровне Лена, естественно, возложила на мужа. Этот разговор и есть самое страшное, самое тягостное для Дмитриева. После операции, подтвердившей «худ­шее», Ксения Федоровна почувствовала улучшение, у нее появилась уверенность в том, что она идет на по­правку. Сказать ей об обмене — значит лишить по­следней надежды на жизнь, ибо не догадаться о при­чине такой лояльности долгие годы враждующей с ней снохи эта умная женщина не могла. Осознание этого и становится самым мучительным для Дмитрие­ва. Лена с легкостью составляет для мужа план разго­вора с Ксенией Федоровной. «Вали все на меня!» — со­ветует она. И Дмитриев вроде бы принимает Ленино условие. Его мать простодушна, и, объясни он ей все по Лениному плану, она вполне может поверить в бес­корыстие обмена. Но Дмитриев опасается своей сест­ры Лоры, которая «хитра, «прозорлива и очень не лю­бит Лену». Лора давно раскусила жену брата и сразу догадается, какие козни стоят за идеей обмена. Лора считает, что Дмитриев ее и мать тихонько предал, «олукьянился», то есть стал жить по тем правилам, на которые опираются в жизни Лена и ее мать, Вера Ла­заревна, которые некогда установил в их семье отец, Иван Васильевич, предприимчивый, «могучий» чело­век. Именно Лора заметила бестактность Лены еще в самом начале их семейной с Дмитриевым жизни, ко­гда Лена, не задумываясь, забирала себе все их луч­шие чашки, ставила ведро возле комнаты Ксении Фе­доровны, без колебаний снимала портрет своего све­кра со стены средней комнаты и перевешивала его в проходную. Внешне это только лишь бытовые мело­чи, но за ними, как сумела разглядеть Лора, кроется нечто большее.

Особенно ярко кощунство Лены обнаруживается на утро после разговора с Дмитриевым. У нее плохое настроение, потому что ее мама, Вера Лазаревна, за­болела. У Веры Лазаревны мозговые спазмы. Чем не причина для печали? Конечно, причина. И никакое предвестие смерти свекрови сравниться с ее горем не может. Лена черства душой и, кроме того, эгоис­тична.

Эгоизмом наделена не только Лена. Эгоистичен и коллега Дмитриева Паша Сниткин. Вопрос о поступ­лении его дочери в музыкальную школу для него куда более важен, чем смерть человека. Потому что, как подчеркивает автор, дочь — собственная, родная, а умирает человек чужой.

Бесчеловечность Лены контрастирует с душевно­стью бывшей любовницы Дмитриева, Татьяны, кото­рая, как осознает Дмитриев, «была бы ему, наверное, лучшей женой». Весть об обмене заставляет Таню по­краснеть, потому что она отлично все понимает, она входит в положение Дмитриева, предлагает ему день­ги взаймы и проявляет всяческое сочувствие.

Безучастна Лена и к собственному отцу. Когда тот лежит с инсультом, она думает только о том, что у нее горит путевка в Болгарию, и спокойно отправляется на отдых.

Противопоставлена Лене и сама Ксения Федоров­на, которую «любят друзья, уважают сослуживцы, ценят соседи по квартире и по павлиновской даче, по­тому что она добродетельна, уступчива, готова прий­ти на помощь и принять участие».

Лена все-таки добивается своего. Больная женщи­на соглашается на обмен. Вскоре она умирает. Дмит­риев переносит гипертонический криз. Портрет ге­роя, уступившего в этом беспощадном деле жене, осознающего значение своего поступка и испытываю­щего оттого душевные страдания, в конце повести резко меняется. «Еще не старик, но уже пожилой, с обмякшими щечками дяденька»,— таким видит его рассказчик. А ведь герою только тридцать семь лет.

Слово «обмен» в повести Трифонова приобретает более широкий смысл. Речь идет не только об обмене жилья, совершается «обмен нравственный», совер­шается «уступка сомнительным жизненным ценно­стям». «Обмен произошел... — говорит Ксения Федо­ровна своему сыну. — Это было очень давно».


Источник: http://5litra.ru/soch/342-nravstvennaya-problematika-povesti-yu-trifonova-obmen.html



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Нравственная проблематика «московских повестей» Ю Трифонова Сценарий праздника для тамады на свадьбу

Нравственная проблематика произведений трифонова городская проза Нравственная проблематика произведений трифонова городская проза Нравственная проблематика произведений трифонова городская проза Нравственная проблематика произведений трифонова городская проза Нравственная проблематика произведений трифонова городская проза Нравственная проблематика произведений трифонова городская проза

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ